Необходимый запас лекарственных средств на МКС и космических кораблях

Анализируя опыт космических полетов, можно сделать вывод, что необходимость в оказании медицинской помощи – крайне редкое явление. Отряд космонавтов представляет собой команду людей с отменным здоровьем, а на Земле за их самочувствием постоянно наблюдают множество врачей. И все-таки исключить полностью возникновение травм и непредвиденных болезней в космосе невозможно. Алексей Попов, завотделом Института медико-биологических проблем побеседовал с «Интерфаксом-АВН» о том, какое медицинское оборудование имеется на Международной космической станции и на борту космических кораблей «Союз», какие лекарственные препараты берутся в полет. Предлагаем вашему вниманию интервью с заведующим отделом ИМБП РАН Алексеем Васильевичем Поляковым.

— Алексей Васильевич, расскажи нам, какие лекарственные препараты берут космонавты с собой в полет?

— Если говорить о пилотируемом корабле «Союз ТМА», то на борту присутствуют две аптечки с лекарственными препаратами. Их расчет основывается на трех человек на период краткосрочного полета. Короткая схема полета используется, начиная с 2014 года. Это означает следующее: между стартом космического корабля и его стыковкой к МКС проходит порядка шести часов. Учитывая, что еще совсем недавно на выполнение этой задачи уходило двое суток, и даже больше. Именно на этот отрезок времени предусматривались лекарственные средства, размещенные на «Союзе». На корабле имеются две аптечки. Одна для профилактики и купирования симптомов негативных проявлений, которые возникают у космонавтов в первые часы и дни полета в космосе, а вторая бортовая, состоящая из лекарств для оказания первой помощи.

Необходимый запас лекарственных средств на МКС

Понятное дело, что на Международной космической станции ассортимент лекарственных препаратов значительно шире. Номенклатура лекарств составляется специалистами с упором на перечень травм и заболеваний, которые, возможно, могут возникнуть в условиях пребывания в космическом пространстве. Понятное дело, учитывается тот факт, что экипаж космонавтов – люди здоровые, которые перед полетом проходили тщательный и строгий медицинский отбор. Он, в свою очередь, исключает возникновение серьезных заболеваний, который требуют более масштабного лечения. Людей, имеющих хронические заболевания, в космонавты не принимают. Исходя из этого, мы предполагаем, что во время космического полета у членов экипажа не могут возникнуть серьезных проблем со здоровьем, поэтому не ожидаем появления невыполнимых задач.

Принимается во внимание и график снабжения грузами МКС – всего раз в два или три месяца новые корабли причаливают к станции, и если возникла острая необходимость, космонавт по понятным причинам в аптеку сходить не сможет, чтобы купить требующийся медицинский препарат. Опираясь на это, на Земле мы старается укомплектовать аптечки достаточным ассортиментом препаратов и в том количестве, которое может потребоваться экипажу. Конечно же, ограничения здесь есть – невозможно взять с собой медикаменты абсолютно от всех болезней. По этой причине на борту имеется небольшой набор лекарств, рассчитанных на широкий спектр действия.

На МКС мы отправляем хорошо знакомые медикаменты, которые в клинической практике давно проверены и часто используются. Некоторое время назад практиковалось испытание новых перспективных лекарственных средств в модельных экспериментах на Земле. Но сегодня такая практика не всегда осуществима по причине дороговизны подобных экспериментов. Вдобавок, в фармакологической промышленности наблюдается постоянный прогресс, и рынок постоянно наполняется новыми препаратами. Мы физически не имеем возможности опробовать все новые медикаменты, и по этой причине берем в космос лекарства, хорошо зарекомендовавшие себя в земной медицине.

В этой области у нас есть свои достижения. К примеру, страны-партнеры, которые принимают участие в программе «МКС» с самого начала заложили в основу медицинского обеспечения международных экипажей интегрированную систему использования медицинских препаратов, находящихся на станции. И если случится ситуация, что в российских аптечках не имеется необходимого препарата, можно использовать медицинское оборудование или лекарство, имеющееся в американских запасах. Аналогичным образом будет развиваться ситуация, если чего-то нет в американских медицинских укладках.

Медицина на МКС и космических кораблях

На сегодняшний день на российском сегменте МКС находится 18 медицинских укладок, рассчитанных на проведение профилактических и лечебных мероприятий при заболеваниях несерьезного характера. С помощью этих медикаментов можно оказать первую помощь. В случае если произойдет непредвиденная ситуация, то на МКС есть средства, позволяющие обеспечить оказание неотложной медицинской помощи и выживание травмированного или заболевшего космонавта на протяжении 3 суток (72 часа). Это осуществляется согласно требованиям к медицинскому обеспечению экипажей международной космической станции. 72 часа – это время, необходимое наземным службам для того, чтобы подготовиться и встретить экипаж.

— Есть ли в планах полный отказ от аптечек на «Союзах», учитывая, что космонавты на сегодняшний день летят к МКС всего шесть часов, а не двое-трое суток, как ранее?

— Сегодня не планируется отказываться от лекарственных препаратов, которые поставляются на «Союзы». Я уже говорил, что на космическом корабле имеются в наличии две аптечки. Первая предназначена для купирования симптомов, которые имеют отношение к так называемой космической форме болезни движения. Эти лекарства могут понадобиться членам экипажа на начальном периоде полета, который длится 6 часов. Вторая аптечка укомплектована медицинскими средствами для оказания медицинской помощи (это бортовая аптечка). В случае если медикаменты из этой аптечки не пригодятся в полете до момента стыковки к МКС, они могут понадобиться членам экипажа после приземления. Это может быть в том случае, если поисковые и спасательные службы по каким-то причинам задерживаются.

— Расскажите, какие лекарственные препараты имеются на МКС?

Есть препараты широкого направления. Присутствуют антисептики в случае несильных повреждений кожного покрова, так как на станции довольно много конструкций из металла и углов, о которые космонавт может удариться, или зацепиться. Имеются перевязочные материалы – пластыри, бинты. В последнее время в российском сегменте зафиксирована низкая влажность, поэтому члены экипажа испытывают дискомфорт и неприятные ощущения в глазах. Для купирования этих состояний в аптечке имеются глазные капли. На МКС, как вы знаете, искусственная атмосфера и постоянно работают кондиционеры. Случается, что членов экипажа продувает, и возникают миозиты. Для таких ситуаций предусмотрены противовоспалительные препараты и согревающие мази. Имеются препараты для решения проблем, связанных с желудочно-кишечным трактом. На начальном этапе из-за адаптации к космическому полету может возникнуть заложенность носа. Это связано с таким моментом: происходит адаптация к условиям невесомости, когда в организме запускается процесс перераспределения крови от ног к голове. Плюс на МКС имеется пыль, которая также может вызвать аллергию и заложенность носа. Поэтому капли для носа, купирующие подобные явления, тоже имеются. Поливитамины с микроэлементами используются членами экипажа довольно часто.

А вот чего нет на МКС, так это средств от вирусных инфекций – гриппа. Это связано с тем, что перед отправкой в космос медиками Центра подготовки космонавтов осуществляются противоэпидемиологические мероприятия, причем довольно строгие. Члены экипажа находятся в изоляции, контакты с посторонними людьми сводятся до минимума. В случае необходимости, общаться с космонавтами могут лишь люди, без каких либо признаков заболеваний инфекционного характера. Причем общение допускается исключительно в марлевых повязках. Перед доставкой на станцию все грузы проходят специальную обработку для того чтобы предупредить передачу инфекционных заболеваний. Делается все возможное, чтобы опасность заражения вирусными инфекциями была минимальна.

На МКС есть обезболивающие и противовоспалительные медицинские препараты. Некоторые члены экипажа жалуются на то, что условия сна необычные, так как чувство опоры отсутствует. Это вызывает определенные неудобства. Для того чтобы создать членам экипажа более менее привычную для сна обстановку, в спальных мешках есть специальные ремни, как будто спина упирается во что-то. Но порой и это не помогает нормально заснуть и для этого требуются снотворные средства, которые также есть на борту космической станции.

В аптечке всегда можно найти препараты для сердца, лекарства, улучшающие кровоснабжение, препараты для понижения артериального давления, лекарства, купирующие аритмию. Чаще всего происходит так, что большая часть препаратов так и остается нетронутой – и этому мы радуемся.

Лекарственные препараты поставляются на космическую станцию на всякий случай, и совсем недавно проблему медикаментов, которые не задействуются в космосе, поднял один из членов экипажа, вернувшихся с МКС. Он сам лично за время пребывания в космосе не воспользовался ни одним препаратом, поэтому у него возник резонный вопрос: «Зачем космическую станцию обеспечивают таким количеством лекарственных средств». Но уже давно признано, что сроки полета достаточно продолжительные, риски возникновения заболеваний и травм тоже имеются, да и в космосе всякое может случиться. Предыдущий опыт обеспечения космических полетов подтверждает, что порой нештатные медицинские ситуации все-таки имеют место. Поэтому просто необходимо иметь на МКС и космических кораблях определенный запас лекарственных препаратов.

— Имеются ли аптечки на американских сегментах, и какие отличия от нашей медицинской укладки?

— Конечно же, медицинские укладки имеются и на американском сегменте, но есть отличие по количеству укладок. На российском сегменте 18 укладов, а на американском в два раза меньше – всего 9. По составу лекарственные препараты американских и российских укладок практически одинаковые, отличие лишь в производителях. Российские космонавты пользуются лекарствами, имеющимися в наших аптеках, которые проходили сертификацию у нас на Родине. Американские коллеги пользуются своими лекарствами, в большинстве случаев произведенными в Соединенных Штатах. Хотя, американская укладка отличается от нашей наличием диагностического оборудования. К примеру, у них можно найти отоскоп для осмотра ушей, офтальмоскоп, который позволяет провести диагностику состояния глаза, фонендоскоп для прослушивания легких. Американский сегмент также укомплектован отличной укладкой для оказания первой медицинской помощи. Помимо лекарственных препаратов, в ней имеются простейшие аппараты для оказания реанимационных действий. На российском сегменте аналогичная укладка тоже есть, но она укомплектована лишь лекарственными препаратами и шприцами для их введения.

Опыт коллег мы тоже не обходим стороной, и с этого года, к примеру, в нашем Институте началась работа по разработке обновленного варианта укладки для оказания первой неотложной помощи. В планах есть укладка не только медикаментозных средств, но и простейших приборов для проведения диагностических мероприятий. Это будет небольшой прибор для измерения ЭКГ, пульсометр, тонометр, фонендоскоп, а также элементарное реанимационное оборудование. Я предполагаю, что наша укладка уже через пару лет появится на МКС.

— Каким образом происходит закупка лекарственных препаратов? В обычной аптеке или на заводе-изготовителе?

— С целью предотвращения фальсификата, закупки всех лекарственных препаратов мы стараемся осуществлять в одной приличной серии аптек, которая, на наш взгляд, имеет строгий подход к проверке и контролю качества реализуемых препаратов. Если в данной сети не имеется необходимых нам лекарств, то закупка ведется в других аптеках, но, как правило, мы придерживаемся выбранного и хорошо зарекомендовавшего себя поставщика медикаментозных средств.

— Как часто происходит пополнение аптечек на МКС?

— За сроком годности лекарственных препаратов тщательно следят специалисты ИМБП. На каждом грузовом корабле «Прогресс» мы отправляем по пять-шесть медукладок для замены аптечек, срок годности которых подошел к концу. В течение года проходят полное обновление порядка 18 укладок, которые есть в наличии на российском сегменте МКС.

— Сдают ли космонавты анализы, к примеру, крови, и как часто это происходит?

— В полете, в основном, делается оценка электрофизиологических параметров работы организма, но в медукладке имеется оборудование, с помощью которого можно сделать анализы. Если ранее члены экипажа проходили углубленный медицинский осмотр раз в две недели, то сегодня эта процедура делается гораздо реже. Но это не означает, что астронавт тратит целый день на сдачу анализов и выполняет методики медицинского контроля. То есть в один день космонавт может сделать один какой-то анализ или выполнит несколько необходимых тестов. Примерно через пару недель тесты и анализы повторятся.

Всем известно, что проведение анализов в условиях лабораторий требует огромного количества медицинских емкостей из стекла, наличия химических реагентов. Причем не все медицинские работники знают, как обращаться с лабораторным оборудованием и делать анализы. По этой причине на борту МКС широко используются специальные тест-полоски, которые позволяют сделать необходимые анализы, поместив на них, к примеру, каплю крови. Некоторое время назад на наших орбитальных станциях имелись микроскопы, с помощью которых можно было подсчитать, к примеру, форменные элементы крови. Но сколько труда надо было затратить на подготовку членов экипажа к проведению этих анализов, обеспечить специальной аппаратурой. Да и на выполнение этой задачи уходило большое количество полетного времени.

Конечно же, было бы лучше, чтобы на Земле мы могли иметь более полные данные о показателях мочи и крови членов экипажа, но сегодня нам достаточно тех возможностей, которые имеются на МКС, чтобы наблюдать за состоянием здоровья космонавта в условиях космического полета.

— Какими навыками оказания первой медицинской помощи обязаны владеть члены экипажа?

— В Центре подготовки космонавтов проводится медицинская подготовка экипажей, отправляющихся в космос. Подготовка комплексная, и включает изучение диагностических методов состояния здоровья человека, возможных травм в полете, различных заболеваний. Также на практике отрабатываются навыки диагностики нештатных ситуаций в условиях космического полета, и, конечно же, оказание первой медицинской помощи. Обучение проходит с учетом того оборудования и медицинских препаратов, которые имеются на борту корабля и МКС. Мы не видим необходимости обременять космонавтов изучением дополнительных навыков, так как в этом нет смысла, ведь в космосе они смогут воспользоваться в случае необходимости только теми средствами, которые имеются в медукладке станции или корабля. После того, как космонавт пройдет обучение, он овладевает элементарными реанимационными приемами, которые сможет применить на практике. Сумеет провести диагностику по комплексу объективных показателей и внешним признакам возможных заболеваний и травм, которые наиболее вероятны в полете. Мы также учитываем интеграцию имеющихся на МКС медицинских препаратов, поэтому члены российского экипажа изучают использование не только отечественного оборудования и медикаментов, но и медицинской аппаратуры и лекарств американских коллег. Все инструкции к приборам и препаратам, находящимся в мудукладках и аптечках, выполнены на двух языках.

— Представим, что у вас появились возможности доставки и установки на станции современной аппаратуры. Какое именно оборудование вы хотели бы иметь на МКС?

— Конечно нам, медикам, было бы спокойней на Земле, если бы на борту КС в распоряжении членов экипажа был бы аппарат для УЗИ, рентген-аппарат, оснащенная лаборатория, с помощью которой можно было определять множество параметров состояния здоровья. Но технически данное желание крайне сложно реализовать, да и материальные затраты достаточно велики. Для этого на станции придется выделить специальное место, создать необходимые условия для работы, тратить драгоценное время на обслуживание аппаратуры. При этом необходимо осуществить дополнительное обучение членов экипажа и организовать доставку огромного количества расходных материалов. Если смотреть на ситуацию трезво, в этом вопросе больше отрицательных сторон, чем положительных. И будет ли польза от всех этих нововведений?

Но в перспективе, когда будут организованы межпланетные полеты, установку на корабле более широкого ассортимента аппаратуры для диагностики и лабораторных исследований все-таки следует предусмотреть.

— Используются ли для того чтобы проконсультировать экипаж возможности телемедицины?

— В российском центре управления полетами на постоянной основе находится группа, обеспечивающая медицинский контроль, которая контролирует состояние здоровья членов экипажа в период полета. Это группа специалистов нашего института. Аналогичная группа работает и в Хьюстоне, при этом один представитель НАСА командируется в наш Центр Управления Полетами, а наш врач отправляется в Хьюстон. Главная цель такой рокировки заключается в том, чтобы обеспечить взаимодействие между группами медицинских специалистов Штатов и России. При этом имеется специалист, выполняющий задачу «полетного доктора». Так называемые «полетные врачи» как с американской, так и с российской стороны работают в течение всего полета в Хьюстоне, и их ответственность заключается в том, чтобы отвечать за здоровье конкретного члена международного экипажа. От России в американском Центре управления полетами, чаще всего, работает всего лишь один полетный врач, отвечающий за состояние здоровья всех космонавтов-соотечественников, которые в это время пребывают на орбите. У американских коллег за одним конкретным астронавтом закреплен свой полетный врач. В случае, когда на МКС отправляется японец, то в Хьюстон приезжает работать японский врач, если астронавт из Европы, то европейский специалист. То есть, в Хьюстоне в ЦУП от каждой страны-партнера будет работать свой полетный врач. Есть также должность «врач экипажа» — это руководитель группы полетных врачей, которые обеспечивают полет международного экипажа астронавтов.

Наша медицинская группа, которая постоянно дежурит и работает в отечественном ЦУП, состоит из специалистов различных специализаций. При этом часть из них обеспечивают работу дежурных смен в круглосуточном режиме. С космонавтами постоянно работают следующие специалисты:

  1. Группа клинических врачей.
  2. Специалисты, отвечающие за психологическую поддержку экипажа МКС.
  3. Специалисты, занимающиеся расшифровкой информации с бортовой медицинской аппаратуры.
  4. Специалисты, осуществляющие контроль над соблюдением на борту оптимального режима труда и отдыха.

Если у экипажа возникают вопросы, связанные с изменением в состоянии здоровья, или возникла необходимость в приеме лекарственных препаратов, то космонавты в обязательном порядке должны проконсультироваться с земными врачами.

Теперь поговорим о телемедицине. Я считаю, что основные подходы современной телемедицины в первый раз были использованы именно в космической медицине. Можно сказать, что почти вся медицинская информация, получаемая на борту корабля и МКС, передается специалистам на Землю для ее обработки и анализа. Но если рассматривать телемедицинские средства в их классическом понимании, но на борту в российском сегменте их практически не имеется. И этому есть много объяснений. Основная причина их отсутствия заключается в том, что существуют проблемы передачи телемедицинской информации с российского сегмента космической станции. А вот у наших американских партнеров такая аппаратура, которая дает возможность получать телемедицинскую информацию с борта станции на Земле, используется и довольно активно. Был случай, полтора года назад, когда мы обратились с просьбой использовать их аппаратуру для того чтобы провести диагностические мероприятия состояния барабанной перепонки у одного из наших российских космонавтов. На сегодняшний день работа по созданию телемедицинских средств ведется и у нас, но это пока что разработки на уровне экспериментов. Как я уже говорил ранее, имеются сложности не только в создании такого телемедицинского оборудования и доставки его на борт космической станции, но и в обеспечении его надежными каналами связи с Землей.

— Давайте поднимем вопрос относительно медицинских требований, предъявляемых к космонавтам – об этом ходит много слухов. В числе их то, что перед полетом всем космонавтам в обязательном порядке делают операцию по удалению аппендикса. Насколько слухи соответствуют правде?

— Это не совеем так – если аппендикс здоров, то никто его не удаляют. В случае, если до полета аппендикс никогда не болел и не воспалялся, то мы имеем низкую вероятность того, что он воспалится в полете. В случае если проблемы с аппендиксом имели место быть, то решением этого вопроса будут заниматься хирурги. Если есть необходимость, то его предложат удалить. Спешу развеять слухи – принудительного удаления аппендикса у всех членов экипажа, отправляющихся в космических полет, не предусмотрено. Мне известно, что ранее была такая практика, что если имелись проблемные зубы, которые в условиях полета могли заболеть или воспалиться, то они подвергались безоговорочному удалению. То есть, если было опасение, что из-за заболевшего зуба члена экипажа пришлось бы прерывать выполнение полетного задания и прекращать космический дорогостоящий полет до назначенного срока. Спустя время был накоплен определенный опыт обеспечения длительных полетов в космосе, и с его учетом специалисты сегодня придерживаются практики лечения зубов, то есть их максимального сохранения.

— А что будет, если в период орбитального полета у космонавта заболит зуб? Смогут ли члены экипажа, к примеру, вырвать зуб или осуществить в условиях МКС элементарную хирургическую операцию?

— Для того чтобы вырвать зуб понадобятся не только специальные инструменты и лекарственные препараты, но и отличная подготовка в области стоматологии. На российском сегменте МКС подобных инструментов не имеется. Ранее, на космических станциях, принадлежащих СССР, имелась специально разработанная портативная бормашина для того, чтобы можно было вылечить зуб в условиях полета. Ели рассматривать сегодняшний день, то ситуация такова: если у члена экипажа выпала пломба, то он может поставить себе временную пломбу самостоятельно. На протяжении четырех лет, которые я работаю в ИМБП, во время орбитального полета у троих наших космонавтов выпали пломбы, но они сами себе поставили временные. Эти элементарные навыки астронавты получают во время подготовки к полету, а на станции у них есть под рукой необходимые средства для решения этой задачи. Правда, на сегодняшний день, приходится пользоваться укладкой американских коллег, но у нас уже завершаются последние доработки, поэтому совсем скоро наши космонавты будут пользоваться российскими стоматологическими укладками. Я предполагаю, что уже в этом году она будет доставлена на МКС.

— Скажите, это правда, что после чистки зубов космонавты съедают зубную пасту?

— Каждый член экипажа имеет определенный набор гигиенических средств, и в их состав входят средства для чистки зубов и ухода за полостью рта. Ничего не случится, если зубная паста попадет в организм астронавта, но есть ее совсем не обязательно. Ее лучше выплюнуть в салфетку.

— Имеется ли градусник на МКС, и если да, то какой – электронный или ртутный?

— По моим сведениям на российском сегменте градусников в медукладке не имеется. Градусник был на станции» Мир», но если так разобраться, то космонавты имеют возможность измерить температуру тела другим способом. В скафандре «Орлан-МК» есть заушной датчик температуры – можно воспользоваться этим прибором, при большом желании. Этот датчик используется во время выходов в скафандрах в открытый космос, чтобы контролировать состояние члена экипажа. Но сегодня потребности в градусниках нет, мы справляемся без них. Относительно ртутных градусников, могу сказать, что в целях безопасности их ни в коем случае нельзя отправлять на МКС. На станции атмосфера замкнутая, и если в нее попадет любое агрессивное химическое соединение или вредное вещество, это может негативно отразиться на здоровье космонавтов и привести к нежелательным последствиям. Также может пострадать оборудование систем жизнеобеспечения.

— Известно, что в следующем году есть планы отправить на космическую станцию экспедицию сроком на год. Будут ли отличия медицинских укладок от обеспечения вахт сроков на 6 месяцев?

— Было время, когда я принимал участие в обеспечении почти полуторагодичного полета Валерия Полякова и годичного полета космонавта Сергея Авдеева, и я не заметил существенных отличий в медицинском обеспечении. Безусловно, к состоянию здоровья членов экипажа предъявлялись более жесткие требования, и был изменен подход к профилактическим мероприятиям в условиях космического полета. Если вести разговор о лекарственных препаратах, то для космонавтов, задействованных в годовой экспедиции, будут поставляться те же самые лекарственные препараты, которые используются в полетах на 6 месяцев. Учитывая опыт, можно утверждать, что годовой и полугодовой полет с точки зрения возникновения различных заболеваний не будут иметь существенных отличий.

— Вы говорили, что средства «неотложной помощи» рассчитаны на 72 часа. Это время позволяет наземным службам подготовиться к посадке космонавтов. Расскажите, какая именно медицинская помощь может понадобиться членам экипажа на месте посадки?

— Если посадка осуществляется в штатном режиме, то Росавиация формирует группу, осуществляющую поиск и спасание космических экипажей, приземлившихся после полета. Кроме специалистов Росавиации, в эту группу входят представители различных ведомств и министерств, медицинских и авиационных специалистов, а необходимую технику предоставляет Министерство Обороны России. Обслуживанием спускаемого аппарата после приземления занимается группа специалистов РКК «Энергия». Их задачей является обеспечение и доставка аппарата на предприятие. В их компетенции находится также работа с грузами, которые возвращаются с орбиты. Специалисты Центра подготовки космонавтов, нашего Института, Министерства обороны России и Федерального медико-биологического агентства буду заниматься медицинским обеспечением поиска и спасания приземлившихся космонавтов. В группу поиска и спасания включаются также «полетные врачи» от всех стран партнеров, которые все время полета контролировали состояние здоровья своих подопечных.

Схема приземления космического спускаемого аппарата

К месту приземления от ИМБП прибывают, помимо врачей, и технические специалисты. Их задача – развернуть медико-эвакуационный комплекс, или, другими словами, медицинскую палатку, где можно переодеть членов экипажа в сухую одежду, и в приемлемых условиях осуществить необходимые мероприятия санитарно-гигиенического характера. Если имеется необходимость, в этих условиях проводятся медицинские обследования и оказывается медицинская помощь.

Спускаемый аппарат на парашюте

В случае возникновения экстренных и непредвиденных ситуаций, бригада работающих на месте посадки медиков может быть усилена соответствующими специалистами и оборудованием. Ранее я говорил, что первую медицинскую помощь в случае необходимости можно оказать на месте в медицинской палатке, но если состояние пострадавшего астронавта позволяет, то его следует сразу эвакуировать в медицинское учреждение, при наличии авиационного транспорта. Если возникают подобные ситуации, то мы взаимодействуем с органами здравоохранения на местах. Но, сколько я помню, такой случай в моей практике был единичным. На вертолете один из членов космического экипажа был эвакуирован на промежуточный аэродром, а даже с помощью санитарного транспорта его доставили в областной клинический центр – именно там местные медики проведи полное обследование. Только тогда, когда сомнения в его состоянии здоровья были сняты, было принято решение о дальнейшей транспортировке космонавта.

Экстренное возвращение космонавтов на Землю при болезни

Вдобавок, именно на случаи возникновения нештатных ситуаций медицинского характера на месте приземления корабля, во время подготовки к встрече экипажей в медицинских учреждениях, расположенных поблизости, резервируются койки, готовятся специалисты. Также резервируется медицинское имущество, инструментарий, лекарственные средства и запасы крови. Вдобавок, предусмотрены мероприятия определенной направленности, осуществляется организационная работа по подготовке к различным ситуациям, в том числе и самым неблагоприятным.

-Давайте поговорим, как на месте посадки распределяются обязанности врачей разных специализаций?

— Все врачи действуют согласно инструкции. Организация работы медицинских специалистов ложится на плечи заместителя руководителя группы поиска и спасания. Его назначает Росавиация. Под его руководством накануне посадки на брифинг приглашаются все медицинские специалисты, и в их числе также страны-партнеры. Основная задача брифинга – отработка четкого взаимодействия медицинских специалистов. С места, где приземлился корабль, эвакуация космонавтов проходит в несколько этапов. Медики Центра подготовки космонавтов участвуют в эвакуации экипажа из спускаемого аппарата. После этого, до медицинской палатки ответственность лежит на плечах российских медицинских специалистов. От медицинской палатки и до промежуточного аэродрома за здоровье космонавтов отвечают «полетные врачи». Но за медицинское обеспечение приземлившегося экипажа до момента его транспортировки на промежуточный аэродром в полном объеме несет ответственность заместитель руководителя группы поиска и спасания по медицинскому обеспечению.

По материалам «Интерфакс-АВН» http://www.spacecorp.ru/

(8 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...